Традиции плюс современность

Основной профиль нашей деятельности – дома ручной рубки.

Продолжая старенькие традиции

Но пока многие предпочитают брать древесные дома у наших ближайших соседей - в Швеции и в Финляндии.

Какой дом лучше: из бревна либо из лафета?

Бревна и лафет одни из основных стройматериалов в древесном домостроении, которое продолжает оставаться более пользующимся популярностью в почти всех странах.

Легенды о древесном доме

В Рф давно дерево всегда обширно использовалось в строительстве. Но вокруг сооружений из дерева появилось огромное количество негативных легенд.

Из дерева – по высокому уровню

Вначале мы представляли домостроительную компанию из Финляндии, занимающуюся типовым домостроением экономкласса.

Эти различные, различные стенки

Вобщем, для начала все-же вспомним о плюсах древесной породы, чтоб уверить вечно неуверенных.

Блиц-опрос "Древесное жилищное строение"

В 90-х годах в нашей стране особенной популярностью воспользовалось кирпичное жилищное строение.

Гость номера: «Сканди»

Так как это очень популярная и знатная строительная компания, при этом не только лишь в Финляндии.

Традиции - старенькие, технологии - новые

Дома в Рф рубили давно. Рубили всем миром либо брали сруб и без помощи других его достраивали.

Клееные древесные конструкции: от «элит» до «эконом»

Возникновение новых материалов стенок в сфере древесного жилищного строения полностью закономерно.

По финским эталонам

Компания Финбрус с самого начала ориентировалась на древесное жилищное строение.

Преимещества бревенчатого дома

О преимуществах бревенчатого дома можно гласить нескончаемо. Материал так универсален, что, наверняка, не найдется ни 1-го человека, который бы не провел в древесном доме хотя бы одной ночи.

Древесные коттеджи: «экологический ренессанс»

Все почаще строятся просторные и уникальные коттеджи из бревен либо бруса. Секрет — не в моде на канадско-скандинавский экологический миниатюризм, а в стремлении жить в доме.

Гость номера - «Нева-сервис»

Древесное жилищное строение, которое является извечно русским, обычным типом строительства, сейчас развивается в особенности интенсивно.

Вопреки кризису / Гость рубрики GREENSIDE

Выходит не только лишь выживать, да и открывать себе новые горизонты деятельности. Естественно, нечестно было бы утверждать, что кризис нас не коснулся и мы сохраняем прежние темпы развития.

Дерево для строительства и отделки

Древесная порода и продукты ее переработки—пожалуй, самые всераспространенные в пригородном строительстве и отделке материалы.

Из жизни финского дома

В лесных странах дерево всегда было самым пользующимся популярностью строительным материалом и только в течение ушедшего века его стали вытеснять кирпич и бетон.

Древесные дома на хоть какой вкус и кошелек

Наверняка, многие из нас провели хотя бы один денек в классической российской избе и могут вспомнить, как сладко спится и просто дышится в таком доме.



Дома из дерева

Об особенностях древесного жилищного строения

Древесные дома давно являлись классическими строениями в Рф. Они всегда отличались высочайшей экологичностью, эстетичностью, прочностью и устойчивостью.

Наша родина гордится шедеврами древесного зодчества, наверняка, не меньше, чем Египет своими пирамидами.

И по праву. Краса и гармоничность даже самых обычных древесных строений, сделанные умельцами с помощью топора и нехитрых инструментов, потрясают душу. Недаром, вспоминая былое, мы говорим о древесном строительстве как о высочайшем искусстве. Но сейчас древесного жилищного строения как явления целостного, со своими особенностями и развивающегося, в Рф не существует.

А жалко, так как любовь к дереву и древесному жильу присуща человеку.

Наша родина была государством только древесной издревле и прямо до XVII века. Древесная застройка преобладала не только лишь в деревнях, да и в городках. Разъяснение тому обычное: в наших лесных краях дерево было самым легкодоступным строительным материалом, на самом деле единственным. Потому и средневековое зодчество развивалось в едином ключе, передавая от поколения к поколению тонкие способности сочетания функциональности и особенной красы древесных зданий. С XVII века новый строительный материал — кирпич стал вытеснять дерево из городов. Равномерно древесная застройка ушла в деревни и поселки лесной и лесостепной зоны, где и соседствует до сего времени с домами из современных строй материалов.

Сохранившиеся монументы народной архитектуры, часто уникальные, можно повстречать в самых различных уголках Рф. И отлично видно, что каждый регион вносил в обычное зодчество свои особенности.

К примеру, на севере, украшая фасад дома резьбой, обычно использовали насквозь прорезанные геометрические орнаменты. Деньки там коротки, малосолнечны, игры света и тени фактически нет, и если орнамент не прорезан, то его просто не видно. А вот южнее, напротив, рельефы делали непрорезные, многоступенчатые, так как резьба видна как раз за счет падающей тени. На севере не увлекались украшением домов скульптурными элементами, скажем головами животных, а предпочитали геометрические мотивы и уделяли больше внимания отделке полотенец и причелин, а в Поволжье — все ровно напротив.

Разумеется, что выбор «наряда» дома и его конструкции диктовала природа края и местные культурные традиции. При всем этом любая деталь имела под собой разумное обоснование, а в языческие времена к тому же культовый смысл. Общим же для всех краев было умопомрачительно пикантное отношение к природе, умение гармонически вписать в ландшафт как отдельный дом, так и поселение в целом, создав неподражаемую архитектурно-природную среду.

Центром таковой среды, обычно, был погост с церковью — украшение и доминанта деревни. На церковь, как на средоточие красы и духовного смысла, было нацелено большая часть изб. Поселения формировались обычно без заблаговременно составленного плана, без определенного архитектурно-строительного плана, и все же до сего времени поражают обмысленным функционально и художественно выбором места, успешно проложенной системой улиц и переулков, целостностью и выразительностью застройки.

Невзирая на то что деревни строились в согласовании с особенностями местности, ученые все таки выделяют три главных принципа северной застройки: свободный, замкнутый и рядовой, в смысле уличный. Каждый прием лежит в базе развития различных местных вариантов, обусловленных преобладающим занятием населения, расположением поселения (на берегу озера либо реки, повдоль прямой либо зигзагообразной дороги), культурно-бытовыми традициями. Более всераспространена в сельской застройке уличная система.

Типичным модульным элементом древнего российского дома была клеть — сруб на четыре стенки. По мере надобности к срубу прирубали очередной — дом расширялся. Огромные дома называли «хоромами» — от слова «хором». Фактически все, прямо до резных фасадных частей, делалось топором. Наши праотцы давно увидели, что древесная порода под ударами топора вроде бы закупоривается и впитывает меньше воды, а означает, становится более стойкой к загниванию. Сейчас понятно более 5 10-ов типов изб, самый простой из их — четырехстенка, часто встречающийся — пятистенка. Пятистенка — это прямоугольное строение, разделенное поперечной стенкой на две части: жилую — с печью, отлично освещенную и огромную, и сени, соединявшие жилище с хозяйственными помещениями. Для пристройки к избе двора, сараев либо амбара обычно делали выпуски бревен.

В северных районах помещение под жилище в большинстве случаев отводилось на втором этаже. На первом было высочайшее подполье, которое называли подклетом. Там, где зимы долгие и снежные, необходимо было как можно выше поднять жилую часть над землей, создав при всем этом дополнительную площадь для хранения запасов и содержания домашнего скота. Для утепления помещения поверх потолка всегда насыпался слой земельный смазки. Пол делался двойной: темный и незапятнанный, меж которыми земельная засыпка. Печь было принято устанавливать на древесном подпечье. Объединенная древесными частями с внутренней архитектурой избы в одно гармоническое целое, российская печь воплощала собой домашний очаг, комфорт и тепло.

Шло время. Век за веком изменялся уклад жизни российского человека, изменялась и архитектура древесных строений. Появлялись дома, обустроенные верхними ярусами, мансардами и мезонинами. А потом поблизости больших городов — промышленных и культурных центров — стали формироваться пригородные зоны отдыха. Прямо за новейшей жилой древесной постройкой сложилась и новенькая культура — дачная: с вечерними чаепитиями на верандах и в беседках, долгими прогулками по окрестностям и купаниями в водоемах. Загородные дома, как и деревенские поселения, несли внутри себя традиции древесного жилищного строения и современные строительные веяния, обусловленные специфичными задачками, культурными тенденциями и модой. Грянувшая революция прошедшего века, если и не оборвала строительные традиции русского древесного жилищного строения, то нанесла ему трудновосполнимый урон. Последствия мы и смотрим.

Любовь к отеческим домам

Хотя гласить о древесном домостроении как о целостном явлении заблаговременно, утверждать, что в Рф эта строительная техника не употребляется, естественно, нельзя. Отдельные древесные дома и поселки иногда являют миру затейливую смесь аутентичности и новшества. Спецы говорят, что на данный момент в Рф только что закладываются принципы низкоэтажной застройки как такой, и какие-то определенные, общепризнанные всеми приемы современного древесного строительства пока не сложились. Но если в элитном жилище из древесных материалов некие тенденции строительного стиля все таки наметились и уже проявились соответствующие особенности домов и поселков, то в секторе доступного жилища — а это в главном пока малопопулярное у нас панельно-каркасное строительство — царствует строительная анархия.

К огорчению, выдающееся российскее архитектурное наследство в области древесного жилищного строения, классические методы и приемы сотворения поселений сейчас не нужны полностью. И предпосылки тут, вероятнее всего, не экономические, а ментальные. Годы русской власти глубоко изменили российского человека. Похоже, что сейчас вектор наших духовных сил ориентирован сначала на обеспечение обособленного и в высшей степени комфортабельного существования, а это отражается не только лишь на архитектуре самого жилья, да и на формировании окружающей его среды. Поэтому 1-ая примета современного пригородного дома либо поселка — это высочайший глухой забор, за которым тяжело рассмотреть не то что изыски стиля, а даже само строение. Этим мы разительно отличаемся, к примеру, от финнов, которые друг от друга не отгораживаются, а стремятся сделать в городках и поселках целостную древесную строительную среду. Различные сарайчики, будочки, оградки палисадников и газонов, навесы для машин — практически все у их изготовлено из дерева. Такое любовно исполненное «деревянное» место делает неповторимое чувство теплоты, комфорта и естественности.

Для евро обитателя территория за пределами домовладения является вроде бы его продолжением — европеец открыт миру и доверяет ему, он кропотливо и с наслаждением сформировывает жилую среду, которая для него не ограничивается своим жилищем. Российский человек пока управляется принципом «Мой дом — моя крепость», и все, что за забором, рассматривает как ничейное, чужое.

Частично это разъясняется высочайшей злостью в нашем обществе, все еще агрессивно разбитом на очень богатых и очень бедных, частично достаточно низким уровнем культуры стремительно разбогатевших людей.

Так либо по другому, сейчас спецы нередко отмечают отсутствие вкуса и меры в древесной архитектуре — перебор деталей, излишество декора, — чего у наших протцов никогда не наблюдалось.

А еще — невнимание, если не пренебрежение, к окружающему месту. Обычно, проектирование на выделенном участке ведется без учета особенностей строительного ландшафта и геометрии зданий вокруг. Создание такового обособленного мирка никогда не было характерно русскому древесному зодчеству и является полной противоположностью европейскому опыту, который мы начинаем интенсивно осваивать в части технологий строительства, в том числе из дерева.

Но спецы считают, что в ординарном копировании какой-нибудь забугорной технологии либо опыта классической российской застройки мало смысла. И практика указывает, что это мировоззрение обоснованно. Сейчас мы лицезреем достаточно много доброкачественных домов, построенных по самым современным технологиям древесного жилищного строения, но грубо разрывающих сложившуюся архитектурно-ландшафтную «ткань».

Чтоб возродить культуру древесного зодчества, которое всегда создавало необыкновенную, уникальную жилую среду, необходимо осознать и ощутить вещи принципные, и сначала масштаб и пропорциональность застройки, уместность дома либо группы домов в той либо другой ландшафтной среде. Очень увлекателен тут опыт Финляндии, где современная низкоэтажная древесная застройка формируется в рамках государственных программ.

Теплый мир дерева

В отличие от Рф, в Финляндии дерево было главным строительным материалом прямо до середины XIX века, и только присоединение к Русской империи нарушило эту традицию. Хотя посреди XX века дерево было совсем вытеснено со важных позиций на финском строительном рынке, сейчас мы смотрим триумфальное возрождение традиций древесного зодчества. В этой стране действуют несколько государственных программ по внедрению материалов из дерева в общее строительство, и касаются они как пригородной, так и городской жилой застройки. Государственная мысль ординарна: возродить и усовершенствовать классическую жилую древесную экосреду и тем значительно повысить состояние жизни каждого члена общества. Делается для этого много, начиная от только бережного дела к лесным богатствам и заканчивая скрупулезным формированием застройки в дереве, а именно за счет повсеместного внедрения малой архитектуры, о чем уже упоминалось.

Хотя одна из более широких государственных программ именуется «Современные древесные города», она обхватывает самые различные типы строений — от раздельно стоящих домов в провинции до древесных жилых построек в новых городских микрорайонах. Любопытно, что, используя современные технологии и приемы застройки, финские проектировщики стремятся очень приблизиться к былой строительной традиции. В старенькых финских городках мы лицезреем плотно поставленные друг к другу древесные дома в один либо два этажа, которые обшиты вертикально либо горизонтально направленной доской и декорированы контрастными по цвету традиционными деталями. Фасады домов разбиты только маленькими заборами с калиткой либо воротами. Большая плотность древесной застройки делает живописное камерное место, в каком жить комфортно и отрадно.

Создание гармонической «деревянной» среды становится вероятным поэтому, что проектировщики построек работают в согласовании с принятым на конкурсной базе генеральным планом застройки. Генеральный план разрабатывается детально. В нем указывается предназначение участков местности, тип жилища, места для посадки деревьев, нужные шумовые заграждения, места для движения пешеходов, автомобилей и т. д. Также разрабатывается перечень требований к застройке в целом, и, если необходимо, раздельно для каждой части. Могут регламентироваться тип кровли, наибольшая высота огораживаний, уровень незапятнанного пола от поверхности земли и др.

В обсуждении генерального плана учавствуют не только лишь спецы и бюрократы, да и представители общественности, другими словами те люди, которые живут либо будут жить на обустраиваемой местности. К огорчению, мы можем только грезить о схожей разработке генпланов, ну и о многом другом. В Рф до сего времени нет ни нормативной базы, ни ресурсной — заводов, современных строй материалов, отлично обученных профессионалов, в конце концов. А без этого нельзя продвинуть общее строительство древесных домов.

Непременно, опыт бережного дела финнов к строительным традициям и опытного их сочетания с инноваторскими технологиями стоит учить и перенимать. Тупо было бы отрешаться и от уже отлично освоенных нашими соседями способов строительства жилища из новейших древесных материалов. Практика указывает, что в нашей стране такие технологии удачно используются. К примеру, разработка склеенного бруса — 1-го из современных материалов, владеющего исключительными конструктивными качествами. Медлительно, но все таки приживаются на русской почве обширно всераспространенные за рубежом, в особенности в США и Канаде, каркасно-панельные методы строительства, которые позволяют обеспечивать экологичным древесным жильем низкодоходную часть населения.

Спецы считают, что русское древесное жилищное строение будет развиваться в общемировом ключе и дома из массива древесной породы (бревна, бруса, в том числе и склеенного) станут умиротворенно уживаться с панельно-каркасными. Непонятно пока, какие будут превалировать. Естественно, потребность в дешевом пригородном жилище очень высока, но вот придется ли по сердечку русскому человеку европейский стиль жилья, рассчитанного не на века, а всего на 50–70 лет, — трудно сказать.

Вообщем нашему соотечественнику далековато не все нравится даже у таких общепризнанных мастеров древесного строительства, как наши северные соседи. То, что финну в удовлетворенность, — маленькая площадь дома, низкие потолки, практически полное отсутствие декора — многим россиянам кажется очень утилитарным.

Невзирая на близкое соседство и сходство погодных критерий, мы очень различные. Финн обучается у неброской северной природы затрачивать на самовыражение минимум средств и красок, как будто желает стушеваться, слиться с природой в одно целое, стать тихой ноткой аккорда жизни.

Российский человек — широкий, неуемен, ему необходимо открыто проявить свою любовь к миру, а заодно и себя показать, и поэтому он звучно поет похвальную строительную песнь. Высочайшие этажи, просторные помещения, резные балконы и необычные башенки — это наша потребность.

Что гласить, даже избушка российская всегда была приосаненной и принаряженной не ужаснее другого терема. Вероятнее всего, так будет и впредь, а через пару 10-ов лет мы увидим (и у профессионалов есть такая надежда) современную «деревянную» Россию в ее неподражаемой красе.