Традиции плюс современность

Основной профиль нашей деятельности – дома ручной рубки.

Продолжая старенькие традиции

Но пока многие предпочитают брать древесные дома у наших ближайших соседей - в Швеции и в Финляндии.

Какой дом лучше: из бревна либо из лафета?

Бревна и лафет одни из основных стройматериалов в древесном домостроении, которое продолжает оставаться более пользующимся популярностью в почти всех странах.

Легенды о древесном доме

В Рф давно дерево всегда обширно использовалось в строительстве. Но вокруг сооружений из дерева появилось огромное количество негативных легенд.

Из дерева – по высокому уровню

Вначале мы представляли домостроительную компанию из Финляндии, занимающуюся типовым домостроением экономкласса.

Эти различные, различные стенки

Вобщем, для начала все-же вспомним о плюсах древесной породы, чтоб уверить вечно неуверенных.

Блиц-опрос "Древесное жилищное строение"

В 90-х годах в нашей стране особенной популярностью воспользовалось кирпичное жилищное строение.

Гость номера: «Сканди»

Так как это очень популярная и знатная строительная компания, при этом не только лишь в Финляндии.

Традиции - старенькие, технологии - новые

Дома в Рф рубили давно. Рубили всем миром либо брали сруб и без помощи других его достраивали.

Клееные древесные конструкции: от «элит» до «эконом»

Возникновение новых материалов стенок в сфере древесного жилищного строения полностью закономерно.

По финским эталонам

Компания Финбрус с самого начала ориентировалась на древесное жилищное строение.

Преимещества бревенчатого дома

О преимуществах бревенчатого дома можно гласить нескончаемо. Материал так универсален, что, наверняка, не найдется ни 1-го человека, который бы не провел в древесном доме хотя бы одной ночи.

Древесные коттеджи: «экологический ренессанс»

Все почаще строятся просторные и уникальные коттеджи из бревен либо бруса. Секрет — не в моде на канадско-скандинавский экологический миниатюризм, а в стремлении жить в доме.

Гость номера - «Нева-сервис»

Древесное жилищное строение, которое является извечно русским, обычным типом строительства, сейчас развивается в особенности интенсивно.

Вопреки кризису / Гость рубрики GREENSIDE

Выходит не только лишь выживать, да и открывать себе новые горизонты деятельности. Естественно, нечестно было бы утверждать, что кризис нас не коснулся и мы сохраняем прежние темпы развития.

Дерево для строительства и отделки

Древесная порода и продукты ее переработки—пожалуй, самые всераспространенные в пригородном строительстве и отделке материалы.

Из жизни финского дома

В лесных странах дерево всегда было самым пользующимся популярностью строительным материалом и только в течение ушедшего века его стали вытеснять кирпич и бетон.

Древесные дома на хоть какой вкус и кошелек

Наверняка, многие из нас провели хотя бы один денек в классической российской избе и могут вспомнить, как сладко спится и просто дышится в таком доме.



Дома из дерева

Вопреки кризису / Гость рубрики GREENSIDE

— Сергей Валентинович, понятно, что делему кризиса никак не обойти. 1-ый вопрос: выходит ли выживать в новых неблагоприятных критериях?

— Выходит не только лишь выживать, да и открывать себе новые горизонты деятельности. Естественно, нечестно было бы утверждать, что кризис нас не коснулся и мы сохраняем прежние темпы развития. Очевидно, это не так, и заморочек у нас, как и у всех, много. Но наличие заморочек совсем не значит, что состояние дел катастрофическое и нужно срочно сворачивать бизнес. Работать необходимо уметь в всех критериях.

— Коль скоро вы продолжаете работать на пригородном рынке, давайте побеседуем о сегодняшнем состоянии ваших проектов. Каково положение дел в поселке «Западное солнце»?

— Работа в поселке длится, пусть и не теми темпами, какие были намечены. Напомню, что поселок «Западное солнце» размещен на Карельском перешейке, на берегу озера Кросотка. По проекту в поселке должно быть 28 домовладений с участками от 15 до 28 соток. Там планировали возводить дома из склеенного бруса площадью от 170 до 325 кв. м, спроектированные в одном строительном стиле.

— И как реализуются эти планы? Не пришлось поменять их на ходу?

— Нет, не пришлось. Мы разве что их скорректировали, изменив стратегию застройки. Ранее мы планировали стопроцентно окончить продажу участков, выстроить все без исключения дома и сдать поселок в эксплуатацию полностью. Сейчас решили окончить строительство домов на уже приобретенных участках. А это приблизительно 60% всех домов и 70%, если считать по метражу жилой площади. В конечном итоге даже сроки сдачи не поменялись — поселок сдается в мае текущего года, как и предусматривалось. Непроданные участки мы резервируем до наилучших времен, когда поменяется ситуация на рынке. Желаю выделить: то, что они стоят повдоль дороги, никак не оказывает влияние на условия жизни в поселке. Приобретенные дома размещены на береговой полосы, в едином пространстве, и жить в их будет очень комфортно и комфортабельно.

— Выходит, можно продуктивно работать и сдавать объекты даже в кризисное время?

— Можно — при условии, что эти объекты уже куплены. На данный момент реализации существенно свалились у всех компаний, и в самом томном положении оказались те, кто к началу кризиса только выводил продукт на рынок. У нас же сделки по большей части состоялись до кризиса, и на данный момент мы имеем своеобразную подушку безопасности. Другими словами строительство поселка длится, сотрудники задействованы и получают размеренную заработную плату, а это позволяет сохранить кадры, ресурсы — в общем, сохранить компанию как таковую.

— Вы произнесли: реализации свалились существенно. А на сколько конкретно?

— Реализации свалились процентов на 50 — это очень суровое падение. Но отмечается не только лишь понижение спроса. Сейчас поменялись пожелания клиентов, которые стали еще осторожнее, — нужны участки и дома наименьшей площади, при этом строительство часто отодвигается на перспективу. На данный момент многие заказывают строительство второстепенных объектов — бань, гостевых домов и т. п. Что касается возведения основного дома, то идти на риск, решившись на масштабную стройку, готов далековато не каждый приобретатель участка.

— Длится ли реализация проекта под заглавием «Дома для Севера»?

— Длится, при этом время от времени самым внезапным образом. В прошедшем году проект пребывал на стадии идеи — полностью здравой и продуктивной. Как мы узнали, в северных регионах, сколь ни умопомрачительно, строят не достаточно древесных домов, предпочитая каменные с утеплением. Мы решили заполнить эту пустующую нишу рынка, и здесь разразился кризис. Все же компания не отказалась от разработанной идеи и направила собственных представителей в северные регионы, а именно в Ханты-Мансийский государственный округ, где получила заказы на такие дома. Как выяснилось, в добывающих регионах, невзирая на мировой кризис, всегда есть работа, доход, а означает, и средства на строительство личного пригородного жилища. Нефть может падать в стоимости, но потреблять ее все равно не перестают, потому создается спрос на рынке пригородного жилищного строения. В скором времени мы начнем там сборку первого дома, а потом и других. Нужно сказать, это для нас счастливая находка: в кризисное время Ханты-Мансийский регион способен нас поддержать и посодействовать выйти из сложного положения, в каком оказался наш сектор рынка.

— А какие неожиданности вы имели в виду?

— Это неожиданности географические. Помните Колумба, который поплыл на запад, чтоб попасть на восток? Вот и мы направились на север, чтоб в конечном итоге оказаться на юге. Дело в том, что многие обитатели тех добывающих регионов предпочитают возводить дома не там, где работают, а в южных районах страны. К примеру, в курортных зонах Краснодарского края. Кто-то строит таковой дом себе, кто-то планирует сдавать его в аренду и извлекать прибыль, и для нас это новый фронт работ. Такое событие подарило нашей компании внезапную возможность поработать в том регионе, куда мы никак не рассчитывали попасть со своими проектами и наработками. Но попали, и в скором времени начинаем работу в коттеджном поселке в Анапе. Компания выстроит в этом поселке 8 особняков, а в предстоящем, я думаю, будут и другие заказы.

— Другими словами кризис принуждает осваивать другие регионы?

— Выходит, что так. И это продуктивное следствие кризиса, так как в дальнейшем суровые домостроительные компании будут стремиться работать в масштабах страны, а не только лишь в собственном регионе. Полностью естественная тенденция.

— У вас, как понятно, есть собственное создание качественного склеенного бруса. Вы не приостановили его

— Нет — для чего останавливать, если работа длится? Как я гласил, мы работаем в поселке «Западное солнце», строим в других регионах, а означает, наш стеновой материал нужен. Другое дело — отсутствие былых масштабов производства, из-за чего приходится сокращать рабочие места. Сокращение заходит в комплекс антикризисных мер, хотя костяк трудового коллектива мы сохранили и возлагаем надежды не лишиться его. На данный момент создание обеспечено заказами до лета.

— Как вы смотрите на положение на рынке в целом? В декабре на «круглом столе» вы достаточно пессимистично отозвались о перспективах развития рынка пригородного жилищного строения…

— Как ни удивительно, на данный момент я смотрю на ситуацию более позитивно, чем тогда. Кое-какой спрос все-же появился, и заказчики появились, другими словами все не так плохо, как представлялось. Хотя точного осознания, когда же все эти катаклизмы завершатся, пока нет. В связи с этим очень принципиально осознать, как себя вести в критериях таковой неопределенности. Любая компания отвечает на этот вопрос по-своему. Одни считают, что нужно хоть какой ценой выдержать до озари, к тому времени кризис непременно завершится и мы начнем работать в прежнем режиме, получая такую же прибыль, по-прежнему. Другие компании считают, что кризис может длиться длительно, как следует, нужно или закрывать компанию, или научиться получать прибыль и в неблагоприятных критериях.

— Каким компаниям в этой ситуации легче: маленьким либо большим?

— Сложнее на данный момент большим компаниям — у их суровое падение спроса ведет к очень сильному понижению доходности. У малеханьких компаний в силу маленьких объемов деятельности это понижение не настолько катастрофично. С другой стороны, в создавшейся ситуации маленькие компании совсем не сложно могут утратить независимость, другими словами оказаться поглощенными большими компаниями.

И эта тенденция, вне сомнения, будет развиваться, в связи с чем маленькие компании, стараясь прибыльно реализовать активы, будут всячески выставлять свои плюсы. Словом, будет возрастать количество слияний и поглощений на рынке.

— А клиенту в этих критериях будет лучше либо ужаснее?

— У клиентов растут опасности. Вы сможете придти в компанию, заключить с ней контракт, а спустя три месяца она закончит свое существование, при этом в плановом порядке. Более мягенький вариант — если компания будет продана более большому игроку рынка, тогда хотя бы есть с кого спросить.

— Какую линию поведения с клиентами избрала ваша компания?

— Мы избрали открытость. Не нужно вводить клиента в заблуждение — лучше ему нарисовать настоящую картину. Мы стопроцентно раскрываем карты, придерживаемся принципа прозрачности деятельности, в итоге чего проще и легче и нам, и нашим клиентам. Скажу без неверного пафоса: у нас есть ресурсы, для того чтоб пережить кризис. Мы рассчитываем сохранить золотой фонд служащих, жить без денежных обременений (другими словами без кредитов) и не утратить ни 1-го клиента. При всем этом мы говорим заказчикам, что собираемся работать и делать взятые обязательства. Все это — залог удачного преодоления кризиса, который когда-нибудь, конечно, кончится.

— В заключение — о вашей бане в Антарктиде. Молвят, есть какие-то достойные внимания анонсы…

— Да, анонсы есть, что поражает даже нас. Объект как бы издавна сдан в эксплуатацию, но история его на этом не закончена. Как нам понятно, эта баня вошла в 10-ку самых узнаваемых мест в Антарктиде. Там, а именно, не так давно побывал князь Монако Альберт II и откликался с экстазом. Потому на данный момент мы пишем письмо князю с предложением выстроить ему такую же древесную баню в Монако и рассчитываем получить положительный ответ.