Традиции плюс современность

Основной профиль нашей деятельности – дома ручной рубки.

Продолжая старенькие традиции

Но пока многие предпочитают брать древесные дома у наших ближайших соседей - в Швеции и в Финляндии.

Какой дом лучше: из бревна либо из лафета?

Бревна и лафет одни из основных стройматериалов в древесном домостроении, которое продолжает оставаться более пользующимся популярностью в почти всех странах.

Легенды о древесном доме

В Рф давно дерево всегда обширно использовалось в строительстве. Но вокруг сооружений из дерева появилось огромное количество негативных легенд.

Из дерева – по высокому уровню

Вначале мы представляли домостроительную компанию из Финляндии, занимающуюся типовым домостроением экономкласса.

Эти различные, различные стенки

Вобщем, для начала все-же вспомним о плюсах древесной породы, чтоб уверить вечно неуверенных.

Блиц-опрос "Древесное жилищное строение"

В 90-х годах в нашей стране особенной популярностью воспользовалось кирпичное жилищное строение.

Гость номера: «Сканди»

Так как это очень популярная и знатная строительная компания, при этом не только лишь в Финляндии.

Традиции - старенькие, технологии - новые

Дома в Рф рубили давно. Рубили всем миром либо брали сруб и без помощи других его достраивали.

Клееные древесные конструкции: от «элит» до «эконом»

Возникновение новых материалов стенок в сфере древесного жилищного строения полностью закономерно.

По финским эталонам

Компания Финбрус с самого начала ориентировалась на древесное жилищное строение.

Преимещества бревенчатого дома

О преимуществах бревенчатого дома можно гласить нескончаемо. Материал так универсален, что, наверняка, не найдется ни 1-го человека, который бы не провел в древесном доме хотя бы одной ночи.

Древесные коттеджи: «экологический ренессанс»

Все почаще строятся просторные и уникальные коттеджи из бревен либо бруса. Секрет — не в моде на канадско-скандинавский экологический миниатюризм, а в стремлении жить в доме.

Гость номера - «Нева-сервис»

Древесное жилищное строение, которое является извечно русским, обычным типом строительства, сейчас развивается в особенности интенсивно.

Вопреки кризису / Гость рубрики GREENSIDE

Выходит не только лишь выживать, да и открывать себе новые горизонты деятельности. Естественно, нечестно было бы утверждать, что кризис нас не коснулся и мы сохраняем прежние темпы развития.

Дерево для строительства и отделки

Древесная порода и продукты ее переработки—пожалуй, самые всераспространенные в пригородном строительстве и отделке материалы.

Из жизни финского дома

В лесных странах дерево всегда было самым пользующимся популярностью строительным материалом и только в течение ушедшего века его стали вытеснять кирпич и бетон.

Древесные дома на хоть какой вкус и кошелек

Наверняка, многие из нас провели хотя бы один денек в классической российской избе и могут вспомнить, как сладко спится и просто дышится в таком доме.



Коттеджи

Куда ведут мечты градостроителей?

Уже в рыночный период в Петербурге два раза предпринимались законодательные пробы переломить идеологию строительства в пользу «малоэтажки». 1-ый раз — при первом мэре городка, 2-ой — при первом губернаторе. Но, по всей видимости, времена, когда директивами и постановлениями можно было что-либо поменять, ушли невозвратно.

Одиннадцать годов назад подпись Анатолия Собчака легла на Постановление «О всеохватывающей схеме размещения зон низкоэтажного жилищного строительства в Санкт-Петербурге» (№ 25 от 10.11.94). Разработчиком был институт «ЛенНИИгенплан», заказчиком — Комитет по градостроительству и архитектуре. Сей документ не называл определенных сроков освоения «зеленого пояса», но отводил под «малоэтажный Петербург» 2715 га. Повышенное внимание в нем было уделено возлюбленным прежним городской главой Сестрорецкому и Зеленогорскому районам, которые тогда еще не были объединены в престижный Курортный. В преамбуле было честно сказано, что жизнь в коттеджном поселке по кармашку только гражданам «с завышенными доходами» и «на ближний период низкоэтажное жилищное строительство станет одним из компонент решения жилищной трудности, но в силу сначала экономических обстоятельств не станет главным и массовым видом строительства». Так и вышло.

В конце 2001 года, другими словами ровно «пятилетку» вспять, Владимир Яковлев подписал Постановление «О размещении зон низкоэтажного жилищного строительства в Санкт-Петербурге» (№ 69 от 17.12.2001) с приложением — концепцией, в какой описывались эти зоны, назывались определенные сроки освоения и метражи грядущего жилища. Разработчик программки — ЗАО «Петербургский НИПИград», заказчик — Комитет по строительству. В концепции предполагалось, что в ближнем будущем в административных границах Петербурга (речь даже не идет о смежном субъекте — Ленинградской области!) будет выстроено ни мало ни много 5,5 млн кв. м особняков и таунхаусов. Под личным низкоэтажным жилищем предполагались дом либо квартира с прилегающим земляным участком, а район низкоэтажной застройки подразумевал строения не выше 3-х этажей. Также были обозначены два типа жилых зон: «коттеджная застройка, создаваемая раздельно стоящими домами площадью около 300 кв. м на участке площадью 0,12 га», и «высокоплотная застройка домами типа «таунхаус» площадью около 120 кв. м с придомовым участком площадью 0,03 га».

Самое увлекательное: в качестве «ближайшего будущего» в документе фигурировал 2005 год. Другими словами, львиную долю этих самых 5,5 млн кв. м собирались ввести в эксплуатацию до нынешнего денька, другими словами каждый год в северной столице должны были сдаваться около миллиона коттеджных метров — фактически столько же, сколько и обыденного жилища в высотных домах. География обозначенного градостроителями «зеленого пояса» простиралась от Зеленогорска до Колпина и от Кронштадтских колоний Ломоносовского района до деревни Мурино.

Правда, «поясом» все это именовать тяжело. Общее жилищное строительство 2-ой половины прошедшего века (уточним: три четверти из 100 млн кв. м петербургского жилища выстроено конкретно в этот период) отодвинуло воображаемые пригородные поселки к окружным промзонам и локализовало их вокруг городов-спутников. А именно, в Пушкинском районе предполагалась к освоению территория 180,6 га, в Павловском — 141 га, в Петродворцовом — 50 и в Ломоносовском — 34 га. Но наибольший приток состоявшихся новоселов ожидался в Курортном и Приморском районах (соответственно 353 и 188,8 га).

Невзирая на утопичность документа, в нем предпринята попытка произвести «инвентаризацию» городских земель, применимых для низкоэтажного строительства, и обозначить границы петербургского «зеленого пояса». А именно, в качестве применимого времени на дорогу от личного домовладения до центра городка, принято 45–60 минут езды на автомобиле и 60–90 — на публичном транспорте (при условии, что дом размещен не дальше чем в 600–800 м от наиблежайшей остановки либо жд станции). Земель, применимых для коттеджного строительства, тогда высчитали 1186,8 га. Основная причина того, что притче не судьба стать бывальшиной, — не ограниченная психология городских жителей, а просто городское хозяйство и стройкомплекс, освоивший общее монолитно-кирпичное строительство, оказались к повороту событий не готовыми, но отсутствие логичных устройств передачи земель под застройку поставило крест на программке. Участки предполагалось передавать застройщикам на тех же вкладывательных критериях, что и земли под строительство городского жилища. Но в данном случае финансовая логика просит, чтоб поселки росли не вширь, а ввысь.

Малоэтажка: рост ввысь

Обычный пример: деревенька Коломяги, чудом уцелевшая в эру массового строительства, в 1989 году рассматривалась как 1-ый низкоэтажный район. Но уже в те годы расселение жителей почерневших древесных домов в городские квартиры застопорилось из-за недочета экономного финансирования. В рыночные времена обитатели Коломяг, успевшие прописать в собственных домах огромное количество родственников, повели с возможными инвесторами изнуряющие торги, в итоге которых «цена вопроса» так выросла, что раздельно стоящие коттеджи стали безмерно дорогим наслаждением. В конце прошедшего века в Коломягах появилось несколько увлекательных кварталов из сблокированных особняков, реализуются и новые проекты, но у хоть какой строительной организации, получающей землю на вкладывательных критериях, появляется соблазн прирастить продаваемые площади за счет большей этажности. Потому городские районы, обычно рассматривавшиеся пару лет вспять как зоны низкоэтажного жилища, «подрастают», а заместо особняков типа «таунхаус» возникают предложения о приобретении квартир в пяти- и семиэтажных домах. Для того чтоб стать домовладельцем в крупном городе, нужно быть или безбедным инвестором, или иметь большой административный ресурс.

Сразу за границами возрастающего ввысь Петербурга начинается Ленинградская область. Риэлтеры отмечают возрастающий чуть ли не в геометрической прогрессии спрос на участки близ городской черты. Объемы предложения многогектарных массивов, выставляемых на продажу, могут сделать воспоминание, что недостатка нет, но это не так. А именно, земли поселений, которые долгие и длительные годы предоставлялись льготным категориям людей, приватизировались и перепродавались, издавна распределены и застроены. Главным продуктом сейчас являются участки, относящиеся к категории земель сельхозназначения, оборот которых стал вероятным после вступления в силу Федерального закона «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» (от 27.01.2003). Большая часть земель в Ленобласти имеет статус земель сельскохозназначения, а процедура их перевода из категории в категорию длительное время числилась уравнением со многими неведомыми, иногда не имеющим решения. Один из вариантов, позволяющих начать строительство на сельскохозяйственных землях, — создание садоводческого некоммерческого приятельства (СНТ) либо дачного некоммерческого партнерства (ДНП). Коллизии законодательства привели к тому, что два-три года вспять безбедные петербуржцы стали объединяться в садоводства и дачные партнерства. Но не для того, чтоб поставить сарайчик для огородного инструментария, а чтобы получить от 0,3 до 0,5 га для строительства усадьбы близ Константиновского дворца в Стрельне.

Вкладывательные акценты

В последние три года цены на петербургскую недвижимость, включая загородную, постоянно росли. Ликвидный участок с домом под снос мог повыситься в стоимости в пару раз. А именно, в 2001–2002 годах казалось, что $5000–8000 тыс. за сотку — практически невообразимый предел для престижного Курортного района, но на северном побережье Финского залива были зафиксированы цены сделок, доходящие и до $25–30 тыс. за сотку. Южные пригороды хоть и отстают от северных по абсолютным значениям, зато опережают их по динамике. Инвесторы заговорили о земляном буме. Ажиотаж усиливается и данными социологов, которые говорят, что чуть не половина городских жителей грезят перебраться в пригороды. И хоть подобные числа не всегда убедительны, ибо не позволяют отличить мечты от планов, они нередко берутся за базу в новых девелоперских проектах.

Три года бурного развития рынка коммерческой недвижимости проявили, что плохо обмысленная концепция торгового либо делового центра может привести к хорошему от ожидаемого результату. С рынка стали уходить инвесторы-непрофессионалы, строй компании стремятся диверсифицировать опасности, внедряясь в новые для их сегменты. Одно из следствий их активности — рост цен на участки. Бизнесмен, который заполучил земляной надел, постоянно сталкивается с кругом вопросов из серии «Что делать?»: что строить и строить ли вообщем, а может быть реализовать либо поначалу порезать на более маленькие участки; хватит ли мощности и, в конце концов, что он будет с этого иметь. Пробы решить «земельный вопрос» вызвали шквал воззваний к оценщикам и аналитикам. Но оказалось, что информация для длительных прогнозов — в очевидном недостатке.

Сколько особняков необходимо петербуржцам?

Жилище, которое строится на загородных территориях, должно быть нужно рынком. Меж тем по мере роста предложения больше выявляются ограниченность и расслоение спроса. Но в пиковый момент, когда на городском квартирном рынке — ажиотаж, а однокомнатная хрущевка стоит столько же, сколько пару лет вспять солидный коттедж, просчеты и ошибки девелоперов не настолько приметны.

На рынке 2-ух сопредельных субъектов Федерации представлено около 70 поселков, находящихся в разной стадии строительства. Много это либо не достаточно? 2-ой вопрос — какой коттедж будет нужен: уменьшенная копия Зимнего дворца либо подобие той же хрущевки, но со своим участком? По словам неких аналитиков, в Петербурге не хватает элитного жилища. Другие подразумевают, что если по Ленобласти пойдет труба с газом, то вокруг нее на многие километры развернется строительство кварталов сборных типовых особняков из «сэндвич-панелей». Поверхностные взоры нередко рождают неверные выводы.На рынке пригородного строительства средние числа, приобретенные в итоге обработок нерепрезентативной подборки, теряют всякий смысл в силу уникальности каждого предполагаемого к застройке участка. Но обо всем этом — в последующих публикациях каталога «ВСЕ коттеджные поселки».