Традиции плюс современность

Основной профиль нашей деятельности – дома ручной рубки.

Продолжая старенькие традиции

Но пока многие предпочитают брать древесные дома у наших ближайших соседей - в Швеции и в Финляндии.

Какой дом лучше: из бревна либо из лафета?

Бревна и лафет одни из основных стройматериалов в древесном домостроении, которое продолжает оставаться более пользующимся популярностью в почти всех странах.

Легенды о древесном доме

В Рф давно дерево всегда обширно использовалось в строительстве. Но вокруг сооружений из дерева появилось огромное количество негативных легенд.

Из дерева – по высокому уровню

Вначале мы представляли домостроительную компанию из Финляндии, занимающуюся типовым домостроением экономкласса.

Эти различные, различные стенки

Вобщем, для начала все-же вспомним о плюсах древесной породы, чтоб уверить вечно неуверенных.

Блиц-опрос "Древесное жилищное строение"

В 90-х годах в нашей стране особенной популярностью воспользовалось кирпичное жилищное строение.

Гость номера: «Сканди»

Так как это очень популярная и знатная строительная компания, при этом не только лишь в Финляндии.

Традиции - старенькие, технологии - новые

Дома в Рф рубили давно. Рубили всем миром либо брали сруб и без помощи других его достраивали.

Клееные древесные конструкции: от «элит» до «эконом»

Возникновение новых материалов стенок в сфере древесного жилищного строения полностью закономерно.

По финским эталонам

Компания Финбрус с самого начала ориентировалась на древесное жилищное строение.

Преимещества бревенчатого дома

О преимуществах бревенчатого дома можно гласить нескончаемо. Материал так универсален, что, наверняка, не найдется ни 1-го человека, который бы не провел в древесном доме хотя бы одной ночи.

Древесные коттеджи: «экологический ренессанс»

Все почаще строятся просторные и уникальные коттеджи из бревен либо бруса. Секрет — не в моде на канадско-скандинавский экологический миниатюризм, а в стремлении жить в доме.

Гость номера - «Нева-сервис»

Древесное жилищное строение, которое является извечно русским, обычным типом строительства, сейчас развивается в особенности интенсивно.

Вопреки кризису / Гость рубрики GREENSIDE

Выходит не только лишь выживать, да и открывать себе новые горизонты деятельности. Естественно, нечестно было бы утверждать, что кризис нас не коснулся и мы сохраняем прежние темпы развития.

Дерево для строительства и отделки

Древесная порода и продукты ее переработки—пожалуй, самые всераспространенные в пригородном строительстве и отделке материалы.

Из жизни финского дома

В лесных странах дерево всегда было самым пользующимся популярностью строительным материалом и только в течение ушедшего века его стали вытеснять кирпич и бетон.

Древесные дома на хоть какой вкус и кошелек

Наверняка, многие из нас провели хотя бы один денек в классической российской избе и могут вспомнить, как сладко спится и просто дышится в таком доме.



Проектирование ландшафта

Деловое свидание с нимфами

Энтузиазм к благоустройству городских и личных территорий сейчас зашкаливает. Сколько ни устраивай форумов на данную тему, от участников не будет отбоя. Исключительно в Москве завершился презентабельный общероссийский конгресс, организованный Гильдией экспертов ландшафтной промышленности и Союзом дизайнеров Рф, в Петербурге прошла научная конференция по ландшафтному дизайну, а профессионалов опять зовут к общению, сейчас в Рощино. И они движутся – говорить и скупо внимать.

Рациональное разъяснение этому явлению предложил один из организаторов Рощинской конференции Юрий Костиков: «Объем работ колоссальный, и средства работают огромные. В прошедшем году только городской бюджет на благоустройство дворов выделил без малого два млрд рублей, а на всю программку жилищный комитет запрашивает 12 миллиардов». И эта тенденция глобальная. По данным Интернациональной федерации ландшафтных архитекторов (IFLA), ветвь благоустройства занимает по темпам роста 2-ое место в мире после IT-технологий. Возвращать утраченную красоту местам обитания человека – пафос всего постиндустриального мира.

Столичный конгресс, в каком участвовали 30 русских регионов и Европейская ассоциация ландшафтной промышленности (ELCA), дружно поддержал идею выработать единые аспекты оценки свойства городской среды, проф эталоны и нормативы.

Мастера делегируют Гильдии права от их имени вести взаимодействие с администрациями городов, устраивать встречи с инвесторами и партнерами из смежных сфер деятельности. Это уже суровая база для будущей саморегулируемой организации. В Петербурге же, по воззрению Юрия Костикова, участники рынка пока не дозрели до сотворения подобного общества, которое ради слаженных действий, подобно китайским гребцам, нанимает задающего ритм погонялу с буковой палкой. В отличие от отлично структурированного строительного бизнеса, ландшафтный имеет только одно объединение – Ассоциацию озеленителей.

Все же блистательным прошедшим и сегодняшним фавором властей и инвесторов Петербург обречен на популярность в широком кругу благоустроителей. Директор агентства интегральных рекламных коммуникаций (АИМК) «Статус ПРО» Нелли Пальчевская подвела итоги конференции «Ландшафтная индустрия-2007» в цифрах: 88 участников из 18 городов, из которых 29 выступили с докладами.

Многоярусный промышленный ландшафт

Современный человек – уже не завоеватель природы. Решив задачки выживания, он готов жить с ней в гармонии и платить сыновний долг. Эта обычная потребность взывает к новейшей активности разумы философов, зания историков, вдохновение архитекторов и дизайнеров, а главное – сноровку практиков в нескольких сферах бизнеса. Само определение всеохватывающего благоустройства – это длиннющий список работ, предметов и материалов, от дорожных одежд до цветочных луковиц, осветительных приборов, фонтанов, бассейнов и оборудования для детских игр. При этом только базисные работы на рельефе связаны с тяжеленной техникой, требуют устройства подпорных стен, спусков и лестниц. Даже примерно именовать число причастных к этой промышленности людей никто не решается, а специализированных компаний в Петербурге насчитывают несколько сотен.

Экспансия ландшафтной промышленности обхватывает административные структуры, проектные и строительные мастерские, строй организации, профильные научные учреждения, производителей материалов и оборудования, также свободных творцов – дизайнеров, живописцев и садовников.

Официальная версия

Развитие городского ландшафта в Петербурге курируют несколько различных департаментов: КБДХ, куда заходит ведающее городскими садами Управление садово-паркового хозяйства, КГА с Управлением эстетики городской среды и отделом городского ландшафта, есть «зеленый отдел» и в КГИОП. По воззрению Юрия Костикова, городом сотворен нужный и достаточный аппарат, а бизнес пока не готов предъявить для взаимодействия с ним сторону, представляющую общие интересы ландшафтных компаний. В сотку компаний входят и авторитетные исполнители больших госзаказов вроде мастерской № 9 ЛенНИИпроекта, и маленькие компании, которые занимаются только благоустройством личных участков. Значительный сектор рынка – просто бригады по всеохватывающему благоустройству.

Создатели нового Генплана Санкт-Петербурга заложили в этот документ осмысленные принципы ландшафтной организации всего городка и даже оценили его местность по «индексу разнообразия». Более ценные участки – северное и южное побережья Невской губки, где надлежит сохранить уникальный образ Петербурга и ограничить высоту застройки 120 метрами. Вопреки европейскому опыту наш генплан несколько уплотняет город. По воззрению создателя экологического раздела Генплана Вадима Копчака, нужно не только лишь закончить уплотнительную застройку, да и реконструкцию кварталов пятиэтажек проводить не ввысь, а вниз, не выше 3-х этажей. Рекреационная зона в городке возрастает приблизительно на четверть, до 45,8 тыс. га, а 21 объекту придается статус особо охраняемых природных территорий. Вадима Копчака разочаровывает неуклонное сокращение свободных пространств и повсеместные нарушения регламентов. К примеру, запрет на глухие заборы в районе Суздальских озер не мешает собственникам строить сплошные кирпичные стенки выше 5 метров.

По словам спеца КГА Лены Козыревой, на данный момент в городке животрепещущи проекты целого ряда «территорий комфортабельного движения» с пешеходными местами, из их 14 в историческом центре и около 20 в районах современной застройки. Пешеходную составляющую включают многие большие объекты, к примеру, полуостров Новенькая Голландия, реконструируемый по проекту Нормана Фостера.

Европа переживает реальный бум сотворения пешеходных зон в исторических городках, и мы безизбежно будем брать наилучшее из этого опыта. Освобождаются от транспорта целые кварталы, поочередные цепочки улиц, эспланад и площадей, создаются пешеходные дублеры транспортных магистралей. КГИОП бдительно смотрит за сложным процессом включения исторических объектов ландшафтной архитектуры в структуру современного городка.

Актуальное место человека

Феноминальный взор на актуальное место современного человека у доктора СПбГАСУ Валерия Нефедова. По его воззрению, чем «элитнее» и дороже возводимые кварталы, тем далее они от представлений цивилизованного человека о актуальном пространстве. Городской бюджет ложит напрасные надежды на то, что застройщик сам решит вопросы ландшафтной организации жилой среды. И это ведет к деградации спальных районов.

С утверждениями об «элитности» многоквартирных новостроек можно поспорить, но безусловно, что застройщики минимизируют издержки на благоустройство сферы обитания и ограничиваются размерами собственного участка. Ландшафтное облагораживание вовлекаемых в строительство земель периферии городка вправду оставляет вожделеть наилучшего. Низкоэтажные «парадизы» за заборами только уродуют огромные места. Валерий Нефедов предлагает взнуздать транспортную экспансию, высвободить человека от прессинга автомобилей, устроив буферные зеленоватые зоны и места для отдыха. Опыт многих европейских государств с близкими нам климатическими критериями применим для Петербурга. Современные навесы от непогодицы, малогабаритные стеклянные оранжереи, внедрение геопластики с морозоустойчивыми почвопокровными растениями, включение природных компонент в структуру первых этажей – все это обыденные приемы наших соседей по Балтике.

На конференции многие ссылались на китайскую практику полного благоустройства городов, в особенности на преображение Шанхая. Петербуржцы уповают, что комплекс «Балтийская жемчужина» даст убедительный пример ландшафтных свершений на огромных местах. Озеленение местности китайского квартала вправду идет параллельно со строительством. Юрий Скибин, гендиректор фирмы-подрядчика «CпецПаркДизайн», поведал о планах устройства зеленоватых зон, которые займут 21,31 га на южном берегу залива.

Уроком невиданной творческой свободы послужили участникам конференции произведения ленд-арта художника Николая Полисского со товарищи. Прошлый митек решает задачку ни много ни- не достаточно поменять мир доступными ему средствами, другими словами втолковывая каждому, что он живописец. Совместно с Александром Пановым и жителями деревни Никола Ленивец в Калужской области он выполнил превосходный проект «Арт-базар либо Анти-Троекуров». Это серия совместных с селянами работ: колоссальный зиккурат из сена, башни из лозы и толпы больших снеговиков.

По сути пафос этих на 1-ый взор никчемных произведений очень велик: ландшафт – дело общее, материалом может служить что угодно, прекрасно то, что бескорыстно.

Летний сад намедни преображения

Открытия ждали гостей даже там, где их и представить нереально. К примеру, навестив на прощание Летний сад, они узнали, что скоро он преобразится до неузнаваемости, другими словами опять станет постоянным. Ландшафтный конструктор Российского музея Ольга Моисеева поведала, что по проекту реконструкции сад утратит сегодняшнюю прозрачность, но приобретет черты былой уникальности. Фоном для мраморных нимф станут шпалеры, появится много скрытых уголков в Лабиринте и в тенистых беседках на боковых дорожках. Будут восстановлены девять фонтанов и менажерийный пруд, садовый павильон «Птичник» и древесная Малая оранжерея, партер и боскеты. Перед оранжереей воссоздадут Красноватый сад – декоративный партер из пряных и «кухарных» травок.

Для воплощения всех этих затей очевидно не хватает света, потому кроны великовозрастных деревьев повдоль основных аллей значительно постригут. Уже на данный момент параллельно аллейкам высажены 15 видов деревьев, кустарников и лиан, чтоб избрать самый подходящий ассортимент. Для «зеленых стен» уже отобраны терпимые к тени виды липы, ели, лещины и винограда.

Конференция «Ландшафтная индустрия» так заинтриговала профессионалов реставрацией исторических садов и новыми проектами, что они хотят далее смотреть за их реализацией. Алексей Анциферов, дендролог НИИ садоводства из Мичуринска, очень рад, что увидел исторические сады, которых больше нигде нет, а петербуржцам показал то, чего они не лицезрели. Создатель диссертации о черемухе, он поведал о многообещающих для озеленения Петербурга деревьях и кустарниках, к примеру об ирге, кизиле и японской айве. «Я очень доволен и надеюсь, что схожая конференция состоится в будущем году и вообщем станет каждогодней. Мы очень быстро произвели осмотр Верхний и Нижний парки Петергофа, а в почти всех местах не были совсем. Все желают новых мыслях, интересуются подробностями проектов. Хотя конференций много – я был и в подмосковном Пущине, и в Белгороде, – Петербург завлекает богатой культурной программкой. Все заинтригованы «Балтийской жемчужиной», где ожидаются ландшафтные свершения. Часть местности уже озеленена, и посадки на данный момент длятся. Очень увлекательными были доклады о японском дизайне и выставке в Челси. Это одна из наилучших конференций, где я побывал».

Вертоград спустился на землю

В Старенькую деревню из Малого Эрмитажа по случаю его реставрации только-только с большенными предосторожностями эвакуированы растения висящего сада. Сорокалетние деревья и кустики кизильника, высаженные на новеньком месте, переживают приметный стресс, но все живые. Так, историей вперед, заложена новенькая городская площадь – Эрмитажная.

По словам музейного дендролога Марии Дубровской, на новеньком месте воспроизведена планировка вертограда XIX века с сохранением ширины газонов и дорожки, так что можно утверждать, что это усеченная версия подлинного висящего сада.

Комплекс фондохранилища Эрмитажа из восьми корпусов строится в Старенькой деревне по проекту строительной мастерской Трофимовых и будет готов в 2010 году. Он занимает целый квартал – около 2,5 га меж кладбищем и торгово-развлекательным комплексом у станции метро. Сокровищница по идее полностью уместна меж жизнью и гибелью, но для сглаживания контраста необходимы значительные ландшафтные усилия. Проект новейшей Эрмитажной площади разработала та же чета архитекторов, сооружены уже три корпуса и круглый дворик, получивший Золотой диплом на фестивале «Зодчество-2005».

В круглый двор открываются места всех помещений комплекса. Сюда будут попадать солнечные лучи, отраженные от окружающих корпусов (один фасад даже спроектирован нависающей шестиэтажной дугой), и поэтому снег тут будет таять ранее, чем в других местах. Сад вокруг водоема, пока сухого, размещен амфитеатром, с шарообразными туями на дерновых склонах. На газоне установлены итальянские статуи из музейных фондов. И все это благодаря подсветке составляет единое целое с архитектурой построек. Ради полноты этого слияния задумана особенная «фишка»: один из стеклянных фасадов стоит на газоне, и создатели собираются перетащить продолжение вечнозеленого покрова в интерьер. Эффект зрительного проникания, может быть, будет нелегко поддерживать из-за различия температур снаружи и снутри.

Решение общедоступного парка на новейшей Эрмитажной площади (около 0,7 га) сначала продиктовано переселенным висящим садом. Хотя сам он спустился на землю, архитекторы в память о приключениях вертограда сделали реплику верхового сада на кровле выступающего портала головного фасада. Это очень трогательная строительная затея: «золотой ларец-сокровищница» под углом выступает из плоскости фасада, на который перенесены изображения петроглифов третьего тысячелетия до нашей эпохи с берегов Онежского озера. Подлинные петроглифы, большие камешки на данный момент хранятся в здании, под лестницей. Гора, которая тысячелетиями хранила изображение, увековеченное человеком, несет образ первого естественного музея. Деревья на кровле этого символического портала напоминают и Онежские берега, и поросль на руинах, и висящие сады – забаву российских царей. Но они живы и, не считая неоднозначной семантики, будут испытывать томные нагрузки: на высоте больше 30 метров зимой холодно, летом горячо, и всегда ветрено. По совету головного куратора Ботанического сада Николая Арнаутова тут высадят самую «терпеливую» разновидность березы.

Эрмитажная площадь воспримет движение людей от станции метро повдоль торгового комплекса. Подойдя к парку, человек должен оглядеться и избрать направление движения: к входу в фондохранилище, транзитом на выход либо повдоль парка. Из этого посыла родилась зона кругового парка с центральной точкой, от которой расползаются посадки кленов.

К порталу примыкает зона «археологического сада», где подпорные стены с некоторыми отпечаткам реликвий умеренно разрезают всхолмленный ландшафт. Тема петроглифов будет отражаться в треугольном бассейне прямо у фасада. Рядом сад скульптур, где ваятели могут выставлять свои работы. Напротив входа в фондохранилище в виде солнечных часов обыграна тема времени. На выходной оси, уже закрепленной аллейкой деревьев из висящего сада, задуман обеспеченный свет от спрятанных в зелень светодиодных источников. Всюду применяется геопластика – сухой водоем, круговой сад.