Традиции плюс современность

Основной профиль нашей деятельности – дома ручной рубки.

Продолжая старенькие традиции

Но пока многие предпочитают брать древесные дома у наших ближайших соседей - в Швеции и в Финляндии.

Какой дом лучше: из бревна либо из лафета?

Бревна и лафет одни из основных стройматериалов в древесном домостроении, которое продолжает оставаться более пользующимся популярностью в почти всех странах.

Легенды о древесном доме

В Рф давно дерево всегда обширно использовалось в строительстве. Но вокруг сооружений из дерева появилось огромное количество негативных легенд.

Из дерева – по высокому уровню

Вначале мы представляли домостроительную компанию из Финляндии, занимающуюся типовым домостроением экономкласса.

Эти различные, различные стенки

Вобщем, для начала все-же вспомним о плюсах древесной породы, чтоб уверить вечно неуверенных.

Блиц-опрос "Древесное жилищное строение"

В 90-х годах в нашей стране особенной популярностью воспользовалось кирпичное жилищное строение.

Гость номера: «Сканди»

Так как это очень популярная и знатная строительная компания, при этом не только лишь в Финляндии.

Традиции - старенькие, технологии - новые

Дома в Рф рубили давно. Рубили всем миром либо брали сруб и без помощи других его достраивали.

Клееные древесные конструкции: от «элит» до «эконом»

Возникновение новых материалов стенок в сфере древесного жилищного строения полностью закономерно.

По финским эталонам

Компания Финбрус с самого начала ориентировалась на древесное жилищное строение.

Преимещества бревенчатого дома

О преимуществах бревенчатого дома можно гласить нескончаемо. Материал так универсален, что, наверняка, не найдется ни 1-го человека, который бы не провел в древесном доме хотя бы одной ночи.

Древесные коттеджи: «экологический ренессанс»

Все почаще строятся просторные и уникальные коттеджи из бревен либо бруса. Секрет — не в моде на канадско-скандинавский экологический миниатюризм, а в стремлении жить в доме.

Гость номера - «Нева-сервис»

Древесное жилищное строение, которое является извечно русским, обычным типом строительства, сейчас развивается в особенности интенсивно.

Вопреки кризису / Гость рубрики GREENSIDE

Выходит не только лишь выживать, да и открывать себе новые горизонты деятельности. Естественно, нечестно было бы утверждать, что кризис нас не коснулся и мы сохраняем прежние темпы развития.

Дерево для строительства и отделки

Древесная порода и продукты ее переработки—пожалуй, самые всераспространенные в пригородном строительстве и отделке материалы.

Из жизни финского дома

В лесных странах дерево всегда было самым пользующимся популярностью строительным материалом и только в течение ушедшего века его стали вытеснять кирпич и бетон.

Древесные дома на хоть какой вкус и кошелек

Наверняка, многие из нас провели хотя бы один денек в классической российской избе и могут вспомнить, как сладко спится и просто дышится в таком доме.



Зарубежная недвижимость

Мечта в Америке – чуток больше чем мечта

Что до строительного стиля строения, то подлинное желание многих янки – оставаться в согласии с историческим контекстом. На востоке хотимый дом, вне зависимости от того, крохотный он либо очень большой, будет выстроен в колонистском стиле; а на западе – в духе калифорнийского ранчо. Презирая перемены, основная часть стилистических решений домов, по существу, постоянно всходит к двухсотлетней истории американской архитектуры. Правда, время от времени дом становится средством личного выражения – как для конструктора, так и для клиентов. И конкретно о таких проектах речь пойдет.

Для конструктора проект личного дома в одинаковой мере и талисман, и почва, из которой он черпает силы. В данном случае создатель проекта не находится в зависимости от застройщиков, прорабов, комиссий, напоминающих многоголовую гидру, также правительственных бюрократов и в процессе созидания имеет полную свободу для выражения собственных мыслях.

С другой стороны, есть клиент, заказчик, для которого имеется некоторый замечательный драйв в том, чтоб участвовать в разработке проекта и в неком смысле управлять строительством дома. В США это в особенности выражено: для янки свой дом воплощает сразу два божества – Eros и Thanatos; это гнездо, где человек будет жить и где он когда-нибудь умрет; это место, где все объединены и защищены.

Нередко дом представляет собой архив данных, заполненный мечтами и фантазиями обеих сторон – конструктора и клиента. Для цивилизации, у которой акцентировано право выбора и личного выражения, в почете самобытность и ярко выражен энтузиазм к психоанализу, строительство дома, на самом деле, представляет собой апогей развития личности.

Америке свойственен патриотизм, потому большая часть со­временных проектов в США разработаны и построены конструкторами, живущими и работающими в Северной Америке, хотя некие из их родились и получили образование в других странах. Часть шедевров американских архитекторов находятся не на южноамериканском материке, а, к примеру, в Стране восходящего солнца либо Европе. По воззрению архитекторов из США, они представляют собой прекраснейшие эталоны адаптации американских мыслях зодчества за границей, также являются следствием глобализации всех процессов на планетке, включая развитие архитектуры и строительства.

Невзирая на обилие решений строительных проектов американских зодчих, они все показывают некие «национальные черты». Одна из этих особенностей верно выделяется и заключается в определенной строительной экспрессии, воспитанной духом свободы в Соединенных Штатах. Южноамериканская тяга к новаторствам является решающим голосом в часто нелегком выборе личного зодчества. Другая соответствующая составляющая американских проектов – интуитивная оценка мелочей.

Исходя из убеждений истории ничто не случаем. Стоит вспомнить 70­е годы прошедшего века, когда модерн в Америке дегенерировал в стерильную, повторяющуюся формулу в руках неких архитекторов. Потом гнусное стекло и железная коробка, легализованная постулатом модерна «Форма следует за функцией», была основательно опровергнута как климатически неэффективная и урбанистически антигуманная. Взрывной выброс американской экономики, бум в строительстве ранешних и средних 80­х продвигали идею больших строений «с домами на краю шляпы» (пентхаусами).

Новое поколение архитекторов напрочь отвергло идею абсолюта в архитектуре. Эти постмодернисты проповедовали свободный, более широкий подход, который окутал и исторический прецедент, и региональные стили и материалы, и контекст.

Нынешний денек американской архитектуры безошибочно относится к эре архитектуры в стиле модерн. Но, для того чтоб быть поближе к правде, необходимо гласить, что были очищены и слиты наилучшие свойства и модерна, и постмодернизма. И сейчас южноамериканские архитекторы представляют новое поколение, которое еще обучается на ошибках прошедшего.

Многие южноамериканские архитекторы сошлись в том, что личностная экспрессия должна соединяться с коллективными культурными легендами и мемуарами. Конструктор Энтони Преддок (Antoine Preddock), к примеру, в собственных проектах вроде бы следует южноамериканским ландшафтам. Он проектирует строения, которые отвечают психической среде южноамериканского юго­востока и его эстетике, также духовной связи с землей: дом припоминает о обычный структуре, но он еще более сложен.

Полностью созвучен такому понимаю пригородной архитектуры проект Seadrift Lagoon House строительной компании «The Stanley Saitowitz Office». Построенный на самом краю лагуны дом формой немного припоминает корабль и совместно с тем необыкновенно гармонически вписывается в окружающий пейзаж. Следует увидеть, что дома, стоящие на берегу, на склоне, всегда требуют особенного строительного решения и являются более увлекательной задачей для проектировщиков.

Умопомрачительно, но те, кто сотворил Landes House, а конкретно строительная студия «Carlos Zapata Design Studio», обошлись без заигрывания с окружающими ландшафтами методом внедрения природных материалов. Все же их дом, выполненный из стекла, бетона и металла, смотрится в данном пейзаже как нечто полностью естественное. Проект максимально необычен, сложен как для проектирования, так и для строительства, но в том, что дом в итоге выражает особенность владельца, колебаний не появляется.

Увлекателен проект строительного бюро «Mack Architects», нареченный Stremmel House. Непростая многоуровневая структура дома, любопытно выполненные потолки с геометрическим рисунком древесных балок на последнем этаже и общее настроение интерьера, в каком угадывается любовь к этнике, обильное остекление – все совместно делает очень комфортабельное чувство.

Очередной превосходный южноамериканский конструктор – Steven Holl. Его проекты, а именно дом Berkowitz­Odgis Нouse, дают возможность найти некоторые литературные цитаты, которые он обычно вносит в вид собственных построек. Может быть, эта возвышенность, творческая мысль со стороны, а не только лишь воздействие одних только архитектурно­строительных муз делает его интерьеры такими домашними и комфортными.

Уникальное в строительном смысле строение – Croffead House компании «Clark & Menefee Architects». Чисто промышленного формата здание, все же очень мягко вписано в окружающую среду. Сначала явна роль широкого остекления фасадов – стекло в этом случае размывает границу меж природой и архитектурой. Для россиян это здание может быть любопытно некоторым набором нетривиальных решений. Так, это приятный пример того, как отлично смотрятся в личном строительстве стеклоблоки, которые у нас используют только в промышленных проектах. Не считая того, для нас малость удивительно устанавливать камин не на фоне глухой каменной либо древесной стенки, а у окна. Остекление в два этажа – тоже уникальность, а ведь как замечательно смотрится! И кивать на разницу климата при современных разработках уже не приходится.

Эрик Оуэн Мосс – один из более узнаваемых в нашей стране американских архитекторов. Особенные эмоции он вызывает у петербуржцев и обитателей Ленобласти, так как учавствовал в конкурсе на проект новейшей сцены Мариинского театра, также готов участвовать в проектах реконструкции Новейшей Голландии.

Кроме множества превосходных проектов городских построек, у Мосса есть и прекрасные приватные постройки. Их охарактеризовывает неоднозначность, наличие ярко выраженной асимметрии – фактически, конкретно за счет асимметрии, точнее многоосевой симметрии, они и смотрятся настолько оригинально. Его творческий почерк расценивается профессионалами как деконструктивизм либо неоэкспрессионизм и считается одним из ярчайших явлений в архитектуре современности. Чтоб осознать, о чем речь идет, стоит посмотреть на фото 1-го из его творений для личного обладателя – на Lawson Western House.

То, что проект личного дома для южноамериканского конструктора сначала выражает свободу действий, отлично видно еще в одном калифорнийском доме – Dan House, сделанном «Israel Callas Shortridge Associates». Дом гласит о неординарности владельцев. При всем этом можно отыскать малость вариантов более комфортабельного места и грамотного соответствия горячему климату этих мест.

Гласить про личный дом в Америке можно нескончаемо длительно. Одна из обстоятельств этого состоит в том, что америкосы все еще в неком роде юная цивилизация, видящая себя незашоренной, броской, находчивой. С другой стороны, они цепляются за свои традиции, как за источник подлинности.

Архитекторы конца ХХ века и те, что проектируют личные дома в Америке сейчас, строят свободней, чем их предшественники в разных лагерях строительных стилей. Они включили в свое творчество нюансы, потерянные либо находящиеся в тени в южноамериканском модерне во 2-ой половине XX века. Посреди их значимость предоставления огромного места для строительства, разница меж общественными и личными ценностями, огромное значение вещественной стороны в архитектуре и любовь к технологическим нововведениям.